"Любовь" #5 (14) март 1997 (приложение к еженедельнику "Аргументы и факты"), присланный Дмитрием Левшиным


Валерия и Александр: "Лишь бы день начинался и кончался тобой"

Певица Валерия известна если не всем в России, то почти всем. Александр Шульгин известен гораздо меньшему кругу людей, хотя он не только имеет самое прямое отношение к Валерии как ее муж и продюсер, но и связан с массой других известных исполнителей, будучи также их продюсером и владельцем звукозаписывающей фирмы BECAR RECORDS / REC RECORDS. Познакомились Александр и Валерия в далеком уже 1989 году. Александр увидел - и услышал - свою будущую жену, забежав как-то вечерком после тяжелого трудового дня в одно из любимых музыкальных кафе, где Валерия в ту пору пела. Несомненно - и сами они этого не отрицают, - что с самого начала, пусть и на подсознательном уровне, но оба прониклись взаимной симпатией, однако сначала были только деловые взаимоотношения двух творческих личностей, только работа над записью альбома. Именно для этого уже через три недели после знакомства Александр с Валерией отправились в Германию, но уже через два дня работы в студии разругались насмерть - не сошлись "творческими характерами", - и Александр в сердцах уехал обратно в Россию.

Thumbnail Валерия: - Мы полгода не общались, пока не настало время снова работать в студии. Встретились мы очень сухо, но к тому времени, как снова полетели в Германию, были уже в немного потеплевших отношениях, мы уже дружили, но все равно это были только рабочие отношения, а в остальном игра-молчанка, лирики никакой еще не было. Но в работе наступило полное взаимопонимание, вообще все хорошо складывалось, и думаю - он сейчас может отпираться как угодно (Александр и не думает отпираться, но, слушая Валерию, смотрит как-то хитро. -Б. М.), но мне кажется, что внутри нас все равно было какое-то предчувствие, ощущение того, что когда-нибудь между нами что-то произойдет, - это совершенно точно. 

И произошло. Мы вдруг поняли, что интересны друг другу как мужчина и женщина. Это случилось в предместье Мюнхена, на берегу потрясающе красивого озера: было начало сентября, стояли очень теплые дни, мы сидели на берегу, смотрели на звезды. И так нам хорошо сиделось вдвоем... Потом, когда мы приехали в Москву, между нами первое время все равно еще ничего не было, но уже как-то обозначилось, что нам очень комфортно друг с другом, очень хорошо. Потом однажды, 9 мая, Саша признался мне в любви, и здесь уже можно поставить многоточие, потому что за этим многоточием много чего последовало...

- Сколько времени прошло до того, как вы стали мужем и женой?Thumbnail
Оба: - Четыре месяца после признания, год после вечера на берегу озера, три года со дня знакомства.

- На тот момент, когда вас посетило взаимное чувство, был ли кто-то из вас связан любовными узами с другим человеком, с которым впоследствии пришлось расстаться?
Александр: - Понимаете, одиноких людей ведь не бывает... Решает это каждый по-своему, но одиноких людей не бывает.

- Теперь вы и работаете вместе, и дома постоянно вместе... Не получается, как у Высоцкого: придешь домой - там ты сидишь?
В.: - На работе мы не так уж и часто видимся. Саша с утра уходит на работу, возвращается поздно вечером, а за это время у меня с другими людьми, съемки, интервью, студийная работа, в последние два года много гастролей...

- Поглощает ли гастрольная деятельность полностью, настолько, что почти не вспоминаешь о любимом человеке, или же все-таки невозможно забыть, все время мучаешься, как он там?
В.: - Нет, забыть совершенно невозможно! У меня такое ощущение, что Саша всегда и везде со мной рядом. Я, когда куда-нибудь прилетаю, первым делом узнаю, где телефон, как можно связываться с Москвой, моментально налаживается двусторонняя связь, и мы в течение дня по сто раз звоним друг другу. Во время самого концерта, конечно же, на какое-то время отвлекаешься от личного, и то не в полной мере, потому что каждая моя песня - а меня постоянно спрашивают, кого я имею в виду, когда пою, скажем, о трагической любви - так или иначе видится мной через призму отношений с Сашей: а как было бы в той или иной ситуации?

- И что же, у вас всегда такие ровные отношения, не было никаких разрывов?
В.: - Разрывов? Нет, никогда. Ссор, конечно, было сколько угодно, это совершенно естественно, когда работа так тесно переплетается с личной жизнью. Мы оба люди эмоциональные - не сошлись во мнении на какую-то там фразу музыкальную, можем наскочить друг на друга, и это может произойти не только в студии, но и дома. Нет, это не мешает совсем, скорее помогает, иначе жизнь была бы стоячим болотом, иначе лучше вообще не жить.

- Часто ли и вообще возникает ли у вас в семье проблема ревности?
А.: - У меня - нет.

- Нет поводов или есть абсолютное спокойствие?
В.: - Мне кажется, нет. Совершенно нет. Я надеюсь, что не даю никакого повода. И Саша в этом смысле настолько "образцово-показательный", что просто поражает меня. Он всеми способами дает мне понять, что никакая другая женщина, кроме меня, его не интересует. Спасибо тебе большое (обращается к Александру, Б. М.).

- Дает понять или это действительно так?
А.: - Даю ей это понять, и это действительно так.

- Может, у Александра совсем иная сущность и он ее тщательно скрывает?
В.: - Не думаю. Он честный человек, и он честен во всем. О чем-то таком и речи никогда не было, и мысли такой не возникает.

- Но ведь "добрые люди" и придумать могут. Вон сколько про любого артиста сплетен гуляет.
А.: - Я думаю, что придумать по отношению к нам могут только очень глупые люди, а если хоть чуть-чуть соображают, то лучше пусть придумают по отношению к кому-нибудь другому. 
В.: - Это совершенно бесполезно.

-То есть в вашей семье вообще такого не бывает, чтобы кто-то начал вдруг флиртовать с кем-то на стороне? Это вне правил?
В.: - Нет, нет, нет. У нас такие варианты отпадают совершенно. Хотя, как и у всякой артистки, у меня есть поклонники, я получаю от них письма. Из гастролей привожу какие-то презенты, восторженные слова в письменном виде, еще что-то...

- А если поклонник слишком назойлив?
В.: - Мы живем очень уединенно, за городом, поэтому особо поклонники не досаждают.

- Полагаю, что вам часто приходится слышать признания в любви от поклонников. А от мужа ?
В.: - Еще чаще. Могу с гордостью сказать, что мы не стесняемся говорить друг другу о своей любви, и это не носит дежурного характера. Иногда возникает потребность сказать эти слова без всякой видимой причины, когда просто осознаешь вдруг, что счастлива. Когда, например, солнышко на улице, небо синее, и так хорошо, и рядом любимый человек, поэтому и внутри тоже так же солнечно, и хочется сказать о своей любви. Это не то, что вот муж мне что-то хорошее сделал и я ему говорю: "Ах, я так тебя люблю, спасибо тебе большое". Это совсем другое.

- Часто ли удается проводить свободное время вдвоем?
В.: - Это так редко выдается, чтобы вместе... Вообще отдыхаем какими-то случайными урывками. К концу рабочей недели Саша настолько устает, что в выходные и не хочется никуда выбираться. Хочется побыть просто дома, посмотреть телевизор и отоспаться в конце концов раз в неделю. Но довольно часто, когда, например, у меня заканчивается какая-то работа, скажем, в студии, и у Саши подходит к концу рабочий день, он звонит: "Пойдем куда-нибудь посидим?"

- Возникает ли у вас в такие моменты возврат к прошлому, к тому берегу на озере, ощущение особого притяжения, влечения друг к другу?
В.: - Не каждый раз и именно по той причине, что если мы вот так спонтанно встречаемся, то приходим еще полные рабочих проблем, впечатлений, желания обсудить то и другое, планы на завтра... Но бывает, что мы можем просто забыть обо всем: только ты и я, сидим друг против друга, и нас ничего не касается, ничего не заботит. Эти редкие моменты эмоционально абсолютно равноценны, а может быть, даже и глубже всего того, что было раньше.

- А этих моментов хватает, по жизни?
А.: - Знаете, как развивается ребенок? Первый год или два он получает 90% информации, а до, скажем, 20 лет, когда человек еще активно обучается, поглощает остальные 10%. Так же и влюбленные, когда только друг друга нашли, стараются за первое время максимум информации друг о друге получить. И чем дольше вместе живешь, чем больше друг о друге знаешь, и, хотя процесс взаимного узнавания в принципе бесконечен, заполнить оставшиеся пробелы все сложнее, их не так много. Можно сказать, что количество заменяется качеством, и поэтому никогда никакая пара не сможет сказать, что испытывает такие же чувства, как при первой встрече, или схожие, они уже другие и никогда не будут такими же.
В.: - При всей той нежности и новизне ощущений, которые были, скажем, 5 лет назад, я испытываю к Саше столь же сильные, но при этом гораздо более глубокие чувства...

- Не этим ли - после не слишком удачных, на мой взгляд, холодноватого этапа романсов и монументального "английского" этапа - объясняется замечательная перемена в вашем творчестве? Песни альбома "Анна" пронизаны теплотой, мягкостью, обворожительной женственностью. Или это всего лишь продюсерский трюк?
В.: - Всему свое время. Как только начали писать первый альбом, мы уже делали наброски тех мелодий, которые позже переросли в такие песни, как "Самолет", "Обычные дела" и другие. Но это были лишь зарисовки, внутреннего наполнения еще не было. А вот момент их записи пришелся как раз на период ожидания и появления на свет дочери Анны. Так что материнство привнесло что-то и в мою жизнь и в мою работу, я это чувствую. Появление детей на свет не может не сказаться на эмоциональном состоянии женщины, это однозначно, это вам скажет любая женщина.

- Какие у вас, за исключением воспитания детей, супружеские обязанности? вы как-то ухаживаете друг за другом? Я имею в виду некие символические, приятные вам мелочи, а не бытовые проблемы, вреде уборки в квартире, и не секс.
А.: - А если бы у нас не было детей, вы спросили бы о наших сексуальных отношениях? (Смеются оба. - Б. М.)
В.: Одежду Саша покупает себе сам, у него достаточно вкуса для этого, чутья и понимания, но, безусловно, когда что-то покупает, обычно интересуется и моим мнением. Как правило у нас вкусы совпадают. То же самое и со мной. Я обязательно спрашиваю, нравится ли ему, то, что я надеваю. Если не нравится, я эту вещь никогда не надену, как бы она мне самой не нравилась.

- Валерия, вы обладаете имиджем сексуальной женщины. А сами вы чувствуете в себе некий сексуальный сверхпотенциал, который весь перепадает на долю вашего супруга?
В.: - Я чувствую себя настоящей женщиной, а женщина не может быть не сексуальной. И, слава Богу, мне муж дает понять постоянно, что я - Женщина.

- Тот же вопрос Александру.
(Возникает длительная пауза. - Б. М.)
В.: - Я отвечу. С первого же мгновения знакомства с Сашей я буквально почувствовала: он в этом смысле как-то выделяется из основной массы мужчин. Он скромничает, хотя я ему это говорила неоднократно. Он удивительный в этом плане человек. 
А.: - Если вы имеете в виду, что я предпочту - подольше поспать, отоспаться или недоспать, то сон у меня все-таки на втором месте.

- Вы жаворонки или совы в работе?
В.: - Конечно, совы.

- А в любви? С чего начинается день все-таки? Друг с друга? Или с разбегания по работам? И чем заканчивается ?
В.: - Как в песне: "Лишь бы день начинался и кончался тобой".
А.: - Вы можете подумать: получается идеальная семья. У нас не идеальная семья, потому что идеал недостижим, да и неопределим, но у нас нормальная любящая семья. Здесь нет того, что все хотят увидеть. Есть семьи гораздо более подходящие для скандальных интервью, чем наша... Бывает, мы ссоримся, днями не разговариваем, дуемся, как дети, друг на друга. Бывает все, что свойственно семье. Личные взаимоотношения в творческих семейных тандемах часто очень сложны, и в этом смысле у нас - идиллия. А с точки зрения нормальной семьи -все, как у всех. Ничего человеческое нам не чуждо. Есть ли в супружеских семьях, в том числе и творческих, измена? Есть, во многих, но далеко не во всех. Есть крепкие семьи, и наша - именно такая. Каждый по жизни на своем месте, в том числе и в семье.
В.: - Мне кажется, что важно, чтобы люди не только любили, но и уважали друг друга, и тогда не возникнет никаких проблем.

- Александр, вы любите Валерию по-прежнему просто как ту женщину, которую когда-то полюбили, или в какой-то степени и как творение рук своих? Нет ли в вас некой гордости, вроде: "Она достигла всего во многом благодаря мне"?
А.: - Я ведь тоже уже не тот, каким был пять лет назад. Лера во многом повлияла на меня так же, как и я на нее. Любое общение меняет людей, и в какую атмосферу попадаешь, в какой развиваешься, начиная с самого детства, таким и становишься. Мужчина должен создать ту атмосферу, в которой женщина может себя раскрыть в полной мере. Что же касается восхищения своей собственной ролью в ее творческой карьере, то иногда меня ее известность даже смущает. Заходим в какой-то ресторанчик, на Леру обращают внимание, а поскольку меня в лицо не так много народа знает, то думают: "А это кто еще такой с ней?" Я предпочту тихонечко сесть, чем выпятить грудь колесом. А вообще мы стали настолько близкими за эти пять лет, что это все равно, что любить часть своего тела - руку, например. Семья -это просто часть меня самого.
В.: - Я благодарна и очень счастлива, что встретила именно Сашу, который позволил мне раскрыться. И каждый день это ощущаю. Но очень важно, что с каждым днем я и горжусь им все больше. Раньше я просто знала, что есть некий талантливый человек, жутко обаятельный Саша Шульгин, а сейчас эта гордость исходит откуда-то из моей глубины. И нам вообще стало лучше, и все лучше и лучше с каждой минутой.

Беседовал Борис МУРАДОВ
Фото автора