Материал из газеты "Дочки-матери" (приложение к еженедельнику "АиФ") #9 (79) май, 1998 год. Автор - Дмитрий Мурадов.
Перепечатано Дмитрием Левшиным


ВАЛЕРИЯ И ЕЕ ЕДИНСТВЕННЫЙ МУЖЧИНА

Самый главный человек для любого исполнителя - это продюсер, своего рода архитектор, по проекту которого исполнитель строит затем дом своего творчества. Самый главный мужчина в жизни каждой женщины - это, безусловно, ее муж, который может стать архитектором дворца семейного счастья, но может обречь ее и на прозябание в жалкой, полуразрушенной хижине, в которой любовь не живет. В жизни и творчестве прекрасной певицы и очаровательной женщины Валерии единственный "главный" мужчина - Александр Шульгин, ее муж, ее продюсер, автор самых популярных ее песен, архитектор ее счастья и ее успеха. Но отношения талантливых и любящих людей - это всегда соавторство и в творчестве, и в достижении семейного счастья, так что Валерия в жизни Александра играет не менее значимую роль. Она, в свою очередь, - его единственная "главная" женщина, и этим, пожалуй, все сказано. Но это все высокие слова, а разговор с Валерией и Александром состоялся просто, что называется, "за жизнь".

У КАЖДОГО - СВОЕ ДЕЛО

Thumbnail- Такой семейно-творческий тандем - явление сейчас нередкое. Но ваш союз отличается от большинства других тем, что о нем как-то совсем не говорят, не сплетничают. Почему у вас, Александр, в отличие от некоторых ваших коллег, не возникает желания "погреться в лучах славы" собственной жены?

Валерия: - У него просто времени на это нет...
Александр: - Любое действие должно иметь какую-то цель. Если я появляюсь в тусовке или даю интервью, или как-то иным способом "засвечиваюсь", то этому должна быть какая-то иная причина, нежели только желание утвердиться и заработать популярность таким образом. Я все же могу самоутвердиться иным способом, не за счет лицезрения себя, любимого, по телевидению. Нормальный продюсер и не должен быть известен широкой публике, он не стремится быть все время на виду, одевшись в малиновый пиджак и разговаривая по мобильному телефону. Каждый, полагаю, должен заниматься своим делом.

- Оттого, что каждый занят и увлечен своим делом, не получается ли так, что рабочие отношенияThumbnail вытесняют душевные? Не воспринимаете ли вы друг друга иначе, чем когда только познакомились?

А.: - Во-первых, познакомились когда-то мы именно как продюсер и певица, а уже позже появились чувства, и мы стали мужем и женой. А во-вторых, мы ведь все-таки не совсем уж разным делом заняты. Сфера все же одна и та же. И у нас, конечно же, есть общие интересы и помимо работы, и круг общения в целом тот же, так что всегда есть о чем поговорить и чем вместе заняться.
В.: - Да, если мы и изменились по отношению друг к другу, то только в лучшую сторону, стали как-то еще ближе, роднее. В этом смысле и я очень изменилась, и Саша. Это естественно, когда люди любят друг друга. Никакие дела этому помешать просто не могут.

- Но ведь у вас может просто не хватать времени друг на друга. Каждая семья, как сказал классик, счастлива по-своему. Одни приходят с работы, врезали по стакану, и им хорошо, у других - этакое уютное гнездышко, все вечером собираются вместе, обсуждают что-то, целуются-милуются, кушают домашнюю котлетку, смотрят семейные передачи, фильмы. Но вы-то таких традиционных "семейных радостей", наверное, лишены?

А.: - Чего лишены - стакана? Или котлетки? Значит, есть масса других интересных и приятных вещей. И мы можем в обнимочку сесть, и рассказать друг другу о том, как прошел день. Но это будет не деловая беседа двух коллег, а чисто домашний разговор, как если бы я был, скажем, конструктором, изобретающим новую модель пропеллера, а Лера, например, - врачом.
В.: - Да, у нас точно так же. Просто обычно люди приходят с работы часов в 6-7 вечера, а Саша приходит в 12. Так что у нас просто график другой, а в остальном - никакой разницы, так же сидим общаемся, смотрим телевизор, как и все.
А.: - Я позже прихожу, мы позже ложимся спать, график и у детей, соответственно, немножко сдвинут. Не знаю, хорошо это или плохо, но главное, что мы проводим то же количество часов вместе, что и всякая обычная семья.
В.: - Хотелось бы больше, но, к сожалению...

"БЕРЕГ БЫТА"

- А кто у вас в семье хозяин?

В.: - По характеру я - лидер. Саша - еще больший лидер, и недаром мы вдрызг разругались в первые же дни творческого общения вскоре после нашего знакомства. Но коса на камень не нашла: сейчас я совершенно спокойно предоставляю решать ему любые проблемы. Я не претендую на лидерство, но я всегда рядом с Сашей. Так что на этой почве никогда не возникает абсолютно никаких трений.
А.: - Есть хозяин, а есть самодур, живущий по принципу "кто в доме хозяин". Важно ведь, не кто командует и не что кто делает, у кого какие обязанности. Важна твоя ответственность за семью в целом. Больше ли у меня этой ответственности, чем у Леры? Не думаю. Как измерять степень этой ответственности - количественно или качественно? Больше ли у меня обязанностей? Сложно судить. Что важнее для семьи: тот фундамент, та пресловутая "каменная стена", которую воздвигает мужчина, или то душевное тепло женщины, без которого все развалится, как без цемента? Я знаю, за что я отвечаю. Лера отвечает в семье за другие, не менее важные вещи.

- Какие именно? Стирка, уборка, готовка, покупки?

А.: - Вопрос стирки или уборки, конечно, не стоит, он у нас решен. Что касается готовки, то... иной раз я вполне могу Леру каким-нибудь кулинарным изыском порадовать, но это скорее выражение чувств и знак внимания.
В.: - Когда Саша начинает готовить, я никогда не знаю, чем это закончится... Он вдруг часа в два ночи может спросить: "Хочешь, я тебя чем-нибудь вкусненьким побалую?" И что-нибудь такое-эдакое может изобрести. Но, конечно, учитывая то, сколько времени и сил занимает профессиональная деятельность, с чисто бытовыми проблемами нам самим не управиться, и есть человек, который помогает нам в этом. Поэтому наша семейная лодка не может разбиться о берег быта. Но как мать я хочу непосредственно сама заниматься своими детьми. Иногда даже внутренне досадую на то, что в какое-то время меня должна сменить няня. Я считаю, что это моя самая главная обязанность, вообще самая главная женская обязанность - воспитание детей, и я хотела взять это в полной мере на себя, и пытаюсь это делать, насколько позволяет моя работа, но пока, увы... Что касается покупок, то одежду, например, каждый покупает себе сам. У Саши достаточно вкуса для этого, чутья и понимания, хотя обычно, когда он что-то покупает, то спрашивает, нравится ли эта вещь мне. Как правило, наши вкусы совпадают. То же самое и со мной. Я всегда спрашиваю, нравится ли ему то, что я надеваю. Если не нравится, я эту вещь никогда не надену, как бы она мне самой ни нравилась.

ЖИЗНЬ ДРУГ ДЛЯ ДРУГА

- А если все же возникает спор по принципиальному вопросу, когда никто не хочет уступать?

В.: - По нелепым вопросам вроде того, что надевать и куда ехать отдыхать, активных споров не возникает, если же вопрос действительно серьезный и исключительно важен для семьи, то я совершенно сознательно уступаю - не потому, что такая хорошая, а потому, что понимаю, что у Саши больше опыта, он старше и во многом мудрее. Я могу высказать свою точку зрения, но положусь на его решение.

- Кстати, насчет совместного отдыха: не бывает, что в глубине души хочется на время бросить все дела, чтобы остаться вдвоем, семьей, забыть про работу, записи, выступления?

А.: - На этот Новый год мы так и хотели сделать: собирались бросить все, оторваться от телефонов, обещаний, поехать отдохнуть, но чем ближе подходила дата предполагаемого отъезда, тем проблематичнее он становился. Сначала мы собирались ехать вдвоем. Потом подумали: может быть, взять дочку? А если возьмем дочку, то как же и сына не взять? А если возьмем и его, то никакого отдыха уже не получится. И пока мы так думали-думали, время прошло, и махнули на отдых рукой.

- Тогда, может быть, не стоило так спешить с рождением подряд двух детей? Пожили бы еще хоть сколько-то лишь друг для друга.

В.: - Просто мы в нашей жизни подошли к такому моменту, когда я поняла, что Саша был бы замечательным отцом. Я видела, как он относится к детям других людей, что он может дать своим детям. Я и в себе чувствовала такую потребность. Мы оба хотели иметь детей и были уверены, что, если Бог даст, с удовольствием примем этот дар. Так и случилось. А планирование рождения детей - это, по-моему, нелепость.

- Есть ли в таком случае у вас желание иметь еще детей или, опять же, как Бог даст?

В.: - Желание есть, и, если Бог даст...

Беседовал Борис МУРАДОВ