Еженедельник "Собеседник", #5 за 1995 год. Автор - Ольга Белан.
Перепечатано Владимиром Костицыным


У ВАЛЕРИИ БУДЕТ ТРЕТИЙ РЕБЕНОК.

Так решили оба супруга - певица Валерия и ее муж, известный продюсер Александр Шульгин. Когда? Это вопрос времени.
А все врут, что нет любви. И что верность, преданность, нежность - химера и выдумка романтических дурочек. И пусть злобствуют газетчики, что счастливая семья лишь удачный имидж артистки и продюсера, что все это специально делается для "раскрутки" певицы. Слова "имидж" и "раскрутка", как, впрочем, и "тусовка", "крутизна", - все это не для Валерии и Саши. Ну не идут эти слова этим людям, как не пойдет Валерии шляпка с разноцветными перьями или какие-нибудь немыслимые бикини. 

Они живут в своем мире - мире очень замкнутом, несмотря на многочисленные интервью, встречи, концерты, записи. Этот мир создан для двух людей, и не надо им никакого "имиджа" - взгляды, которыми они смотрят друг на друга, нельзя сыграть никаким талантом.

Thumbnail- Вы помните свою первую любовь? Когда это было?
Валерия: Это случилось, когда мне было пять лет. Мальчика звали Сережа. Пожалуй, это все, что я помню...
Александр: Были какие-то увлечения, больше похожие на здоровый интерес к противоположному полу в 14-16 лет.

- А из чего складывалось ваше представление о любви - из книг, из музыки, из личного опыта?
В.: Для меня идеалом семьи были мои родители. Мама до сих пор осталась моей лучшей подружкой, я могу обо всем ей рассказать, никогда не чувствовала осуждения и тем более давления с ее стороны. И я мечтала о такой же любви, как у моих родителей.
А.: Мне кажется, я вообще об этом не задумывался. А если и были у меня какие-то представления о семейной жизни, то реальность оказалась много прекраснее этих представлений. Я и подумать никогда не мог, что можно так обожать детей. И получать такое удовольствие от общения с ними. Я вырос без отца, в Иркутске, с мамой. Я рано стал самостоятельным, в 19 лет приехал "покорять" Москву. С детства я занимался музыкой, и знал, что это мое дело. Работать приходилось очень много: в 80-х годах рок-музыка была в подполье, и ребята из "Круиза" посчитали, что я - лучшая кандидатура для того, чтобы начать работу по легализации нашей музыки. Работа занимала все мое время, и я считал это нормальным.Thumbnail

- А если бы сейчас вы стали между выбором: работа или семья? Что бы вы выбрали?
А.: Семью, конечно. Тут даже думать нечего. Я знаю, очень многие артисты отказываются ради сцены и успеха от семьи, от детей. И очень жаль, потому что этим они неслыханно обкрадывают себя.

- О том, как вы познакомились, много писали. Скажите, вы сразу понравились друг другу?
В.: Знаете, я ведь по характеру - лидер, и в школе была жуткой общественницей. Я знаю, что я нравилась мальчишкам, мне это было приятно, но не более того. Все мое время занимала учеба, музыка, общественная работа. А потом началась серьезная учеба в консерватории, мечты о сцене, о серьезной музыкальной карьере... Но когда я увидела Сашу, сразу поняла: это - он. Хотя поженились мы только через два года.
А.: Должен признаться, что первоначально мой интерес к Валерии был все-таки профессиональным. Я оценил ее голос, ее возможности, мне хотелось с ней работать. И только через год такой совместной работы я посмотрел на нее... несколько иными глазами.
В.: Может быть, это и к лучшему, потому что если бы он сразу принялся ухаживать за мной, я бы по привычке выпустила все свои иголки и у нас, скорее всего, ничего бы не получилось.
А.: Это был как раз тот случай, когда "чем меньше женщину мы любим..."

Thumbnail- Когда вы начали вместе жить, вам пришлось очень сильно менять свой характер?
В.: Да, потому что мы оба лидеры. Кому-то нужно было уступить дорогу. Это пришлось сделать мне. Я долго училась терпению и терпимости.
А.: Пришлось отказаться от многих своих привычек, о чем я совершенно не жалею.

- А как вы относитесь к такой щекотливой теме, как супружеская измена? Вы могли бы ее простить? Понять?
В.: Может быть, это звучит банально, но для меня измена - это предательство, а его прощать нельзя. И верность для меня не выдумка, не химера. Саша это знает.
А.(после долгого молчания): Ну, я не так категоричен, как Лера, я все-таки старше ее. Я думаю, что я мог бы... перешагнуть через это - ради семьи, ради детей. Только все равно прежних отношений уже не восстановить, и через три-четыре года все бы распалось само собой.Thumbnail

- Вы ревнивы?
Валерия и Саша хором ответили: "Да!"

- Как вы отдыхаете?
В.: За всю нашу совместную жизнь мы отдыхали всего два раза: в наш медовый месяц и в прошлом году перед рождением Темы вырвались на несколько дней к морю. Я очень люблю море, вообще воду, активный образ жизни. Очень люблю путешествовать.
А.: А для меня отдых - это сон. За год такой недосып скапливается, что в отпуске первым делом отсыпаюсь. А вообще отдыхать не умею, и не очень люблю.

Thumbnail- Я знаю, что вы, Валерия, отказались рожать за границей. А также вы отклонили немало лестных предложений выступать в эмигрантских ресторанах на Западе. Это что, желание быть не такой, как все?
В.: Да нет у меня такого желания! Я - это я. Такая, какая есть. Не рожала я в Америке, потому что считаю, что для человека очень важно, где он родился, он всю жизнь потом в анкетах об этом пишет. Я хотела, чтобы мои дети родились в России. От концертов отказываюсь, потому что слишком серьезно отношусь к музыке и к самой себе, чтобы петь перед жующей и пьющей публикой. И вообще мы связываем и наше будущее, и будущее наших детей с этой страной.

- Как вы, Лера, справляетесь с домашним хозяйством? Все-таки двое детей...
Мне помогает бабушка, Сашина мама, и няня. Но я люблю все делать сама, особенно люблю готовить детям, придумывать новые блюда. Но, конечно, времени на это остается очень мало.

- Скажите, вы не исключаете появление в вашей семье еще одного ребенка?
В.: Конечно, не исключаем.
А.: Наоборот, очень этого хотим.