Материал из журнала "Cosmopolitan" (русское издание), 
№9 июнь 1995 года. Автор - Татьяна Гаген.
Перепечатано Анной Левшиной.


ВАЛЕРИЯ. ДЕВУШКА ЧЬЕЙ-ТО МЕЧТЫ.

Мне приходилось слышать много высказываний о певице Валерии. Мнения, как правило, диаметрально противоположны - от полного неприятия до нескрываемого восхищения. Но среди моих знакомых не оказалось никого, кто оставался к ней равнодушным, - и захотелось поближе познакомиться с этой красивой и талантливой женщиной.

- Кем вы представляли себя в детстве? Как отреагировала бы девочка Лера, доведись ей увидеть ту, какой она стала?
У меня никогда не было кумиров, и я никогда не хотела быть похожей ни на одну актрису. Примером для меня была моя мама. Я имею ввиду не внешность, а внутренний образ, тем более, что внешне мы не похожи.

- Значит, можно сказать, что вы - мамина дочка, примерная девочка?
Я действительно была любимым и единственным ребенком в семье. Мама - моя подружка. Меня, правда, не очень баловали, потому что у родителей не было возможностей это делать. Я поступила в Гнесинский институт в семнадцать лет. Это большая редкость - как правило, нужно пройти стадию музыкального училища.

- И вас взяли?
Я понравилась. Вступительные экзамены были сложными, и экзаменаторы знали, что за моими плечами только музыкальная школа. Но я прошла.

- Кто вы больше - романтик или практик?
Я - романтик. Романтизм - не просто имидж, который я искусственно поддерживаю. Я такая есть. И все же для того, чтобы подчеркнуть в себе самое существенное, чтобы понять, чего тебе надо, надо пообщаться с профессионалами-стилистами. Ведь ты стоишь перед океаном идей, в котором можно захлебнуться и не выплыть никогда. 

Я благодарна западногерманскому стилисту Николе Стефанус, которая очень внимательно послушала мою запись (тогда это была "Тайга симфони"), потом мы ходили по магазинам, смотрели журналы, что-то обсуждали... Она, зная меня, предлагала те или иные вещи, но никогда не давала распоряжений типа: "Сейчас ты это купишь, потом вот это..." Она говорила: "Тебе это нравится? Померяй. Как ты себя в этом чувствуешь?" 

Когда женщина безупречна? Когда ее внутренний мир совпадает с тем, что на ней надето. Даже если это совсем простенькое платьице. И в нем она может быть совершенно потрясающа. В том, что предлагала мне Никола, я чувствовала себя комфортно. И сейчас, спустя какое-то время, я понимаю, что даже те вещи, от которых я отказывалась и думала, что никогда их не надену, все равно - мои.

- А с нашими стилистами вы хотели бы работать?
Нет, потому что у нас эта культура еще не сформировалась. И наш любой (самый талантливый) стилист или визажист сейчас работает на свое имя, а не на имя артиста. И у многих это поставлено на поток. Им не хватает желания, да и времени, найти для каждого из нас что-то свое. Мне это очень обидно.

- Однако все знают, что вы стрижетесь у Зверева...
Далеко не всегда. Кстати, все мои знаменитые постеры сделаны с прической не "от Зверева". Конечно, у него потрясающие руки и самые лучшие в Москве краски, но... Не получается у нас с Сережей найти что-то общее.

- Говорят, что Валерия - это псевдоним, а ваше настоящее имя - Алла. А как вас называет мама?
Лерочка. Я родилась с этим именем. Могу показать паспорт.

- Хотелось бы вам сейчас изменить что-то в своей жизни? К примеру, родиться в Москве?
Конечно, если бы я была дочерью каких-то известных артистов, то с детства впитала бы атмосферу московской артистической среды. Больше бы ходила на концерты, знала, что представляют собой звезды мировой эстрады. В Саратове - какие концерты? Да, наверное, родиться в Москве было бы проще. Но тогда у меня не было бы такого романтического периода детства. Я не проводила бы лето на маленькой речушке, не испытала бы тех эмоций, которые дает только провинция. 

Разговаривая со своими сверстниками, которые выросли в Москве, я понимаю, что мы были чище. Но мне повезло: бороться и доказывать что-то этому городу мне не пришлось: Москва приняла меня в свои объятия в семнадцать лет. Я не поступала по десять раз в один институт, чтобы добиться своего. И потом, учась в институте, я познакомилась с Сашей...

- Сцена - ваше призвание?
Конечно. Я с детства помню ощущение восторга, перед которым меркло все. И такого чувства, как на сцене, я нигде никогда не испытывала. Но я знаю цену успеху. Я расплачиваюсь за него бессонными ночами, нервами, слезами. Порой редко вижу детей. Толком не хожу в театры, не могу позволить себе пройти по улице просто так.

- А для кого вы поете?
У моего зрителя нет какой-то определенной возрастной категории, ко мне на концерты приводят даже детей. А на последних - было много молодежи.

- Какой самый неприятный вопрос вам задавали журналисты?
Почему-то всех интересует цвет моих глаз. Многие говорят: "Это она линзы носит". Нет, это мои собственные глаза. А еще спрашивают про наши с Сашей отношения: все считают - это брак по расчету. Это ерунда. А история наших отношений хорошо известна. Мы познакомились на одном из моих выступлений. И он предложил мне поначалу не руку и сердце, а контракт на запись целого альбома. Женщину Саша во мне увидел только через год сотрудничества.

- Как вы думаете, он ревнует вас?
Ужасно! Хотя я никаких поводов не даю. Мне нравятся знаки внимания, которые оказывают поклонники, но я очень сдержанна. Вообще, для нас это больной вопрос.

- Это хорошо или плохо?
Зачем это обсуждать...

- Если бы рядом не было Александра Шульгина, как бы вы пробивались в жизни?
Самостоятельно. Уже то, что у меня хватило решимости поехать в Москву, о чем-то говорит, правда? Мне твердили: "Наверняка через недельку приедешь обратно". Но я верила в себя. У меня в детстве такой случай был. Мы были с родителями в гостях, приехали поздно, и я совсем забыла про уроки. А на следующее утро, без будильника, встала в пять и сделала все, что задано. Мне было 7 лет.

- Бремя известности не мешает?
Как сказать... По-настоящему меня знают чуть больше года. Ведь я записывала романсы и жила, не показываясь на публике. Потом у меня родился второй ребенок. Сейчас я опять стала появляться на экране и сцене.

- Сцена ставила перед вами дилемму: рожать или подождать?
Нет, так вопрос не стоял. У меня дети - погодки. С первым ребенком было сложнее, а во второй раз я отнеслась к родам более ответственно. И шла на это сознательно, потому что знаю: чем больше у детей разница в возрасте, тем сильнее у них развито чувство ревности к родителям и друг к другу. Анечка, может, и не вспомнит себя в полтора года, но будет знать: когда она появилась, Тема уже был. Он будет частью ее жизни, как мама и папа. Мои дети забавные: сын на меня похож, дочка - на папу.

- Вы не боялись располнеть после родов?
Я знала, что полнеть не имею права. Правда, с первым ребенком меня напугали врачи, я прекратила свои тренировки довольно рано и в конце беременности чувствовала себя просто квашней, хоть и не слишком поправилась. С Темой все было по-другому. Я знала, что могу задирать ноги, поднимать гантели и качаться сколько угодно, ходила в тренажерные залы на восьмом месяце. На меня смотрели как на сумасшедшую. Обычно, если ребенок чувствует себя дискомфортно, он начинает ворочаться. А в тренажерных залах он вел себя тихо. Ему мои занятия нравились.

- Вы сидите на диете?
Нет, я просто не излишествую. Мяса не ем не из идеологических соображений, а просто потому, что не люблю. Не пью - не потому, что это лишние калории, а потому, что не получаю от этого удовольствия.

- Как лучше добиться славы - записывая клипы или выступая с концертами?
Клип - хорошая реклама исполнителю, но если ему нечего сказать зрителю, это не поможет. Он может сделать артиста популярным, но не сделает его любимым. Клипы с песнями-однодневками через год невозможно смотреть - они раздражают. Так что концертная деятельность очень важна.

- Вы можете представить себе, какой будете через десять лет?
Я не могу сказать, изменится мой стиль или нет. Да, искусственно выбранный имидж можно поменять. Но мой стиль органичен. То, что я пою, во что одеваюсь и как себя веду, - это я.

- Вы напеваете что-нибудь дома?
Да. Часто свои песни, а иногда привяжется какая-то ерунда, которая звучит изо дня в день по телевизору...

- Когда вы поете о любви, представляете себе кого-нибудь?
Конкретно - нет. Но отчасти в каждой моей песне присутствует муж. Так или иначе все с ним связано.

- Многие зрители видят в вас девушку своей мечты. Не портит ли ваш имидж наличие детей? Ведь вы нарочито подчеркиваете, что вы добродетельная мать...
Добродетельные матери не так часто встречаются. И для кого-то они и есть девушки мечты.

- Если бы у вас была возможность выбрать стиль, эпоху, где бы вы предпочли жить?
В девятнадцатом веке, наверное. Я не очень приемлю отношения нашего времени - слишком они упрощенные, жесткие, грубые. Из-за этого часто испытываю дискомфорт. Но если я справляюсь с собой в этом времени, значит оно не так уж плохо. Мне грех жаловаться на судьбу, она у меня складывается замечательно. Тьфу, тьфу, тьфу...